Свободный Профсоюз Металлистов
Свободный Профсоюз Металлистов
Организация независимого профсоюзного движения
Членская организация Ассоциации профсоюзов
«Белорусский Конгресс демократических профсоюзов»



Наша борьба. Кризис – ликбез для профсоюзов?



 

25.02.2015

Россияне еще не научились коллективно отстаивать свои трудовые права.

В России увеличилось число трудовых протестов, зафиксировал Центр социально-трудовых прав (ЦСТП). Согласно опубликованным на днях результатам мониторинга, в начале этого года их число выросло в полтора раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого. Экономический кризис провоцирует рост напряжения в обществе, свидетельствуют социологи. В антисоциальной политике российские власти публично упрекнул даже официальный представитель Следственного комитета РФ Владимир Маркин. Профсоюзы сообщают, что новые члены к ним идут «валом», однако пока граждане еще не научились совместно бороться за свои интересы. По данным «Левада-Центра», россияне оценивают влияние института профсоюзов на происходящее в стране как крайне незначительное. Несмотря на общий рост числа трудовых конфликтов, каких-либо крупных и громких «пролетарских» выступлений пока зафиксировано не было.

Как говорится в докладе Центра социально-трудовых прав, «год начался бурно». В январе 2015 года зафиксировано 22 трудовых протеста – это рекордное количество (в 2014 году – 15 протестов). За все годы наблюдений январь был самым спокойным месяцем. Это объяснялось прежде всего длительными зимними каникулами. Причиной нынешнего роста активности эксперты ЦСТП видят увеличение безработицы.

Но, несмотря на относительно высокое количество протестов, большинство из них носят демонстративный и предупредительный характер. Только два протеста сопровождались остановками работы, другие проходили в форме митингов или собраний, в ходе которых звучали предупреждения о готовности работников перейти к более радикальным акциям.

«Производственные акции в тот момент, когда предприятию грозит реальное банкротство, во много теряют смысл, они становятся невыгодными для работников, – говорит «НИ» глава Конфедерации труда России (КТР) Борис Кравченко. – С другой стороны, потребность правовой защиты работников существенно повышается, повышается и объем работы, и уровень ожиданий, надежд на профсоюзную защиту. Сейчас к нам вступают и валом идут люди в последней надежде защитить свое рабочее место и условия труда. А делать это надо было вчера. Наши профсоюзы растут, но это качественно иной рост и совершенно иная мотивация».

Тем не менее от права на прекращение работы профсоюзы отказываться не намерены: ФНПР и КТР опубликовали совместное заявление, в котором испрашивают законодательного разрешения проведения профсоюзами забастовок солидарности, а также забастовок с критикой социально-экономического курса правительства.

После «рекордного» января в феврале рабочие продолжили выражать свое недовольство сокращениями на производстве, урезанием зарплат и выплат. Так, профсоюзная организация работников Уральского государственного лесотехнического университета «КЕДР» заставила администрацию вуза прекратить фиктивный перевод преподавателей на неполную занятость и выплатить деньги за их работу сверх установленной нагрузки. В Санкт-Петербурге работники «скорой помощи» вышли на несогласованный сход. Таким образом медики решили привлечь внимание к ситуации в одной из поликлиник, где новый главврач лишил подчиненных всех надбавок за вредность и принуждал бесплатно подменять терапевтов. Там же, в Северной столице, две сотни работников обанкротившейся сети ресторанов Carl’s Junior потребовали ликвидации оставшихся долгов и выплат выходных пособий, полагающихся по Трудовому кодексу при сокращении. Митинг был организован при поддержке Межрегионального профсоюза «Рабочая ассоциация».

Возмущение наемных сотрудников вызывает и отказ от индексации заработных плат. В Рязани почти две тысячи работников муниципального предприятия тепловых сетей начали процесс трудового спора. Они требуют от мэрии, то есть фактического работодателя, выполнения условий коллективного договора в части индексаций, которые в этом году проводить отказались. Фактический отказ от индексаций вывел на пикет и работников ЗАО «БазэлЦемент-Пикалево», сообщила пресс-служба Ленинградской федерации профсоюзов. Правда, коллектив предприятия оказался разобщен. «Не добившись послушания от профкома, – говорит его председатель Светлана Антропова, – гендиректор решил «вбить клин» в сплоченность. По его секретному (от профсоюза и работников) распоряжению повышенную премию стали начислять отдельным работникам, называя их наиболее квалифицированными и эффективными. Затем проиндексировали зарплату через премию работникам, не являющимся членами профсоюза. Вот так наш руководитель решил наказать профсоюзную организацию».

В начале марта провести митинг намерены работники Ростовского завода гражданской авиации (РЗГА) № 412, находящегося под угрозой закрытия и банкротства. Как сообщил руководитель профсоюза работников РЗГА Владимир Сергиенко, безработица грозит более 800 работникам предприятия, в том числе высококвалифицированным специалистам. Однако нередко анонсированные профсоюзами публичные акции отменяются в последний момент. Происходит это под давлением региональных властей и работодателей. Например, профком Тверского вагоностроительного завода решил отменить митинг, который должен был состояться 20 февраля. Ожидалось, что на улицу могут выйти около трех тысяч сокращаемых работников. Отменили митинг и хакасские горняки, несмотря на то что задержки по зарплатам достигли нескольких месяцев. Профком решил дать властям время на исправление ситуации.

Заместитель генерального секретаря Союза профсоюзов России Сергей Храмов признает, что на сегодняшний день профессиональные организации не способны в полной мере отстаивать права наемных работников. «К сожалению, у нас кризис – это время выживания в одиночку, а не массовой борьбы за свои права, – сказал г-н Храмов в беседе с «НИ». – Именно поэтому наш Союз сейчас занят объяснением того, что еще никогда коллективные действия не шли во вред рабочим, а приводили только к положительным результатам». Он надеется, что благодаря сложностям в экономике граждане придут к пониманию необходимости нормального института социального партнерства.

«Во время кризиса происходит снижение занятости, многие наши активисты теряют рабочие места, снижается зарплата. Все это сокращает наш организационный потенциал, – считает Борис Кравченко. – Снижаются и переговорные возможности: работодатели пытаются сократить издержки на производство прежде всего за счет трудовых издержек. Предпринимаются попытки пересмотреть обязательства по трудовым и коллективным договорам в одностороннем порядке». Многое сегодня зависит от совместных стратегических усилий профсоюзов на федеральном и региональном уровнях, полагает президент КТР. «Мы должны настоять на содержательных антикризисных мерах, учитывающих трудовые экономические интересы наемных работников. Мы активизируем нашу задачу на этом направлении», – пообещал г-н Кравченко.

Первый зампред комиссии Общественной палаты по социальной политике, трудовым отношениям и качеству жизни Георгий Федоров заявил «НИ», что со времен распада СССР проблема отсутствия цивилизованного опыта отстаивания своих прав наемными работниками не решена до сих пор: «Мы ударились в другую крайность: собственник всегда прав». Г-н Федоров делит современные профсоюзные движения в России на три вида: это официальные профсоюзы, по советской традиции занимающиеся в основном распределением путевок в санатории; профсоюзы-рэкетиры, которые используют неурядицы на производстве для шантажа руководства; и наконец, независимые профсоюзы, действительно пытающиеся защищать права граждан. Ответить на вопрос, оправдано ли будет для повышения роли профсоюзов облегчить процедуру организаций забастовок, член ОП пока не готов. Он опасается, что подобные правовые облегчения могут быть использованы политическими силами для атаки на органы власти. «Необходимо обсуждать этот вопрос с экспертами и вносить изменения только в том случае, если их поддержит действительно большая часть общества», – думает собеседник «НИ». Пока до места и роли профсоюзов в государствах европейского образца нам еще очень далеко, резюмирует он.

"Новые Известия"

 

 

25.02.2015
На «АвтоВАЗе» стартовала итальянская забастовка

Срыв работы пусконаладочного конвейера может остановить производство Lada Largus

Часть рабочих пусконаладочного цеха, где в марте 2014 года наладили выпуск задней балки для моделей линии B0 (Lada Largus, Nissan Almera, Renaul Logan и Sandero), начала итальянскую забастовку — то есть будут исполнять свои должностные обязанности лишь номинально. Об этом «Известиям» сообщил лидер независимого вазовского профсоюза «Единство» Петр Золотарев. Сотрудники цеха неоднократно высказывали администрации недовольство тем, что на новой производственной линии отсутствуют нормы выработки по объему продукции. Рабочие посчитали несправедливым то, что они перерабатывают без соответствующей финансовой компенсации. Сокращение объемов выпуска задних балок повлияет на работу главного конвейера линии B0.

— Работники, обращаясь к руководству, каждый раз говорят: «Ну, вы нам установите какую-то норму. Что вы нас каждый раз дергаете? То меньше надо выпустить, то больше — в зависимости от того, какой план установит в данный момент начальник». Нужна какая-то стабильность, чтобы объемы были прописаны, а не менялись по воле различных начальников, — передает слова рабочих цеха № 31-3 МСП лидер «Единства» Петр Золотарев.

По его словам, администрация «АвтоВАЗа» объясняет свои действия якобы французскими стандартами, которые предполагают ручное управление объемами выработки, в то время как в России рабочие привыкли к четким нормативам труда. Более того, рабочие указывают работодателю на трудовой договор, в котором прописано, что переработка оплачивается отдельно. Однако установить объемы переработки не представляется возможным опять же из-за отсутствия норм выработки.

— Рабочим сказали, что у них цех до сих пор в режиме пусконаладки, поэтому никакой интенсивности труда нет — и нормы соответственно нет. А рабочие решили: раз нормы нет, тогда и нет смысла «гнать план». Пусконаладка ведь предполагает, что рабочие оттачивают весь процесс: запускается оборудование и проверяется, как деталь обрабатывается. Сделает человек какую-то операцию, потом смотрит, замеряет. На эти манипуляции нет же нормы, — объяснил Золотарев принцип действий рабочих в данной итальянской забастовке. По словам собеседника, всего на пусконаладочном производстве задних балок сейчас трудится не менее 60 человек.

До 2014 года задние балки (элемент подвески) для Largus — «АвтоВАЗ» продал в 2014 году 65,1 тыс. «Ларгусов» — поставлялись из румынского подразделения Renault–Nissan, предприятия Dacia. В ЗАО «Рено Россия» (представительство Renault в России) не смогли ответить «Известиям» на вопрос, поставляется ли задняя балка для линии B0 в данный момент с румынского предприятия. В компании подчеркнули, что внутренние проблемы «АвтоВАЗа» не входят в сферу их ответственности, отметив, что линия B0 «функционирует в штатном режиме». На «АвтоВАЗе» эту информацию также не раскрыли, впрочем, сообщив, что универсал Lada Largus комплектуется исключительно балками собственного производства.

В пресс-службе «АвтоВАЗа» опровергли информацию о трудовом конфликте на предприятии.

— Производство шасси для линии В0 работает в штатном режиме. Информация о любых забастовках является ложной, — сообщили «Известиям» в дирекции «АвтоВАЗа» по связям с общественностью.

Петр Золотарев убежден, что итальянская забастовка, безусловно, приведет к сокращению объемов выпуска моделей на линии B0. Однако точные объемы сокращения он назвать затруднился.

Ранее на «АвтоВАЗе» уже случались итальянские забастовки. Так, в марте 2011 года 600 рабочих металлургического производства в течение нескольких дней выходили на работу и имитировали деятельность, затормаживая работу всего завода. Недовольные сотрудники требовали выплат обещанных премий.

"Известия"
 

24.02.2015
Число акций против работодателей достигло максимума

Профсоюзы и сотрудники предприятий чаще всего проводят акции из-за невыплаты зарплат и массовых сокращений

Число трудовых протестов, с помощью которых работники пытаются отстоять свои права, достигло рекордного максимума за последние семь лет: в 2014 году в России было зафиксировано 293 акции против работодателей. Согласно исследованию Центра социально-трудовых прав, этот показатель вырос на 5% по сравнению с предыдущим годом, а также превышает уровень кризисного 2009-го года (отчет имеется в распоряжении «Известий»). Авторы исследования повышенную напряженность в отношениях трудящихся и владельцев предприятий связывают с усугублением экономической ситуации в стране. Самыми распространенными причинами протеста стали невыплата заработной платы, недовольство низким уровнем доходов, а также сокращения. Как рассказали в Минтруда, в текущем году еженедельный прирост уровня безработицы составляет 2%, а количество доступных вакансий в центрах занятости снижается.

Ведущий специалист социально-экономических программ ЦСТП Петр Бизюков отмечает, что 2014 год может быть с полным основанием назван кризисным из-за спада производства, высокой инфляции и падения курса рубля, в связи с чем и увеличилось количество трудовых протестов. В прошедшем году российские работники провели 293 акции, на каждый рабочий день (всего их было 247) приходилось 1,2 акции протеста. Это максимальный показатель, который был зафиксирован за последние семь лет (столько времени проводится исследование трудовых протестов).

97 раз работники частично или полностью останавливали деятельность предприятия. Такой протест авторы исследования называют стоп-акцией.

По сравнению с предыдущими годами кардинально изменились причины, которые вынуждают работников выдвигать свои требования – в 2014 году они практически всегда были связаны с денежными вопросами.

- До 2013 года прослеживалась устойчивая тенденция по снижению значимости такой причины, как невыплаты зарплаты. Одновременно росла значимость такого фактора, как «несогласие с политикой руководства», - говорится в докладе. - В 2014 году обе причины поменялись местами. Невыплаты зарплаты опять стали самым распространённым поводом для протестов. Более того 38% всех протестов возникало по этой причине.

25% протестов связаны с низким уровнем оплаты труда, 21% - с увольнениями и сокращениями. Встречаются также такие причины, как изменение систем оплаты труда, изменение режима труда, изменение условий труда, отказ администрации от переговоров и др. В итоге авторы доклада делают вполне очевидный вывод - «главная причина трудовых протестов связана с заработной платой. Если объединить все зарплатные причины, то две трети всех протестов были, так или иначе, связаны с ними».

Первый замминистра труда и социальной защиты РФ Сергей Вельмяйкин отметил, что в текущем году еженедельный прирост уровня безработицы составляет 2%.

- На конец января этот показатель составлял 924 тыс., на 17 февраля — 959 тыс. человек, - сказал он.

Министерство озабочено тем, что увеличивается количество предприятий, которые переводят работников на неполный рабочий день. Также в последнее время сокращается количество открытых вакансий в службах занятости.

- В конце января было 1,31 млн вакансий, а на 17 февраля — уже только 1,244 млн, - отметил Вельмяйкин.

Министерство пытается переломить негативную тенденцию за счет господдержки.

- С декабря 2014 года функционирует рабочая группа по мониторингу ситуации на рынке труда. 22 января 2015 г. принято постановление Правительства о выделении 52 млрд рублей на субсидии субъектам РФ на реализацию дополнительных мероприятий в сфере занятости населения, направленных на снижение напряженности на рынке труда этих регионов. Эти средства будут использоваться, в том числе, для обеспечения временной занятости работников, находящихся под риском увольнения, и ищущих работу граждан, а также для их переобучения и стажировки, - рассказали в пресс-службе Минтруда.

Кроме того в регионах в постоянном режиме ведется работа по снижению задолженности по заработной плате. В 2014 году благодаря проверкам соблюдения работодателями законодательства о труде Роструд добился выдачи ранее задержанной заработной платы для более чем 580 тыс. работников на сумму свыше 12,4 млрд рублей.

Российские работники выбирают самые разнообразные формы для выражения своего недовольства – от простого выдвижения требований до голодовок и забастовок. Чаще всего протестанты ограничиваются наименее конфликтным способом – доля акций «выдвижение требований» выросла с 36% до 46%. Митинги, которые проводятся на предприятиях или за их пределами, занимают второе место – их доля 40%.

- Количество забастовок, то есть стоп-акций, в ходе которых происходила полная или частичная остановка работ, незначительно уменьшилось. В 2013 году на долю таких акций приходился 31% всех протестов, а 2014 – 27%, - говорится в докладе. - В 2014 году только 5% всех протестов проходили в форме коллективных трудовых споров или остановки работы из-за более чем двухнедельной невыплаты зарплаты, то есть в форме, предусмотренной законом. Фактически эти данные позволяют утверждать, что положения трудового законодательства, предусмотренные для регулирования противоречий и конфликтов между работниками и работодателями, не работают.

На долю радикальных методов, таких как голодовка, захват или блокирование предприятия, перекрытие магистралей, в минувшем году пришлось 10%.

Так, например, в сентябре 18 сотрудников уфимской скорой помощи объявили голодовку, требуя повысить медперсоналу зарплату и доплачивать за ночные дежурства. Голодовка продолжалась в течение двух недель. В октябре и ноябре акция повторилась из-за невополнения требований и возможного проведения сокращений. Летом в Бурятии объявили голодовку работники ЖКХ, почти полгода не получавшие зарплату. Такую же форму протеста выбрали сотрудники “Горводоканала” Челябинска, которым не выдавали зарплату два месяца.

Профессор кафедры экономики труда и управления персоналом Академии труда и социальных отношений Анатолий Жуков подчеркнул несовершенство законодательства в части проведения забастовок.

- Профсоюзы не могут быть равными партнерами работодателям, чтобы успешно противостоять нарушениям трудовых прав. Они не могут вести забастовочную борьбу. Мы видим, что акций проводится много, но до забастовки они не доходит, поскольку суды в большинстве случаев признают их незаконными. Процедура вхождения в забастовку и ее проведения такова, что выдержать ее очень сложно, кроме того работодатели активно этому препятствуют, - пояснил Жуков.

По словам эксперта, в Европе профсоюзы более независимы и имеют гораздо больше прав.

- На западе можно объявлять забастовки не только в целом по предприятию, но и структурным подразделением или проводить ее на рабочих местах, - говорит он. - А в России больше перечень видов производств, где запрещена забастовка – авиадиспетчеры или железнодорожники, например, лишены этого права.

Жуков подчеркнул, что за январь 2015 года общая задолженность по зарплате составила более 2,5 млрд рублей, что больше почти на полмиллиарда по сравнению с прошлым годом. Долги по зарплате подталкивают проявлять работников свое возмущение.

Управляющий партнер юридической фирмы BMS Law Firm Алим Бишенов считает, что существующие формы протестов малоэффективны.

- Большинство норм, призванных регулировать взаимоотношения работодателя и работника и обеспечивать балланс интересов между ними, на практике являются либо вообще «нерабочими», либо неэффективными и оторванными от российской реальности, - считает юрист. - Из этого следует только один логичный вывод – нужна реформа, которая сделала бы трудовое законодательство России и практику его применения эффективными и адаптированными к нашей специфике.

Малоэффективность протестной деятельности частично подтверждается статистикой. Хотя такая методика исследования, как анализ сообщений в СМИ и интернете, не позволяет полноценно отследить результативность акций – об итогах 42% протестов нет данных. Самым распространенным результатом является продолжение переговоров – 31%. В 18% работодатель отказывается в удовлетворении требований, а в 16% соглашается удовлетворить их частично.

Чаще всего выражали протест работники промышленных предприятий – 34%. Также активными были сотрудники в сферах транспорта – 26%, образования – 11% и здравоохранения – 10%.

Только в Москве за 2014 год прошло несколько акций эвакуаторщиков. В апреле 2014 года протестовали сотрудники компании «Мосгорлогистик», которая оказывает услуги по эвакуации для ГКУ «Администратор московского парковочного пространства» (АМПП). Около 100 водителей эвакуаторов отказывались выходить на работу из-за того, что получили только половину зарплаты. В феврале сотрудники АМПП вновь высказали недовольство заработной платой.

Также в минувшем году по всей стране прогремели митинги медиков из-за массовых сокращений во время реорганизации системы здравоохранения. Наиболее массовые акции были проведены в Москве.

В 2014 году началось постепенное смещение протестной активности из центра в регионы. Лидером по числу протестов стал Сибирский федеральный округ (21%), далее – Центральный округ (20%) и Приволжский (18%). В то же время среди городов наибольшее количество акций по-прежнему проводятся в Москве – 11% от общего числа.

- Трудовых протестов стало больше, усилился элемент стихийности и неорганизованности, вернулись неплатежи, как главная причина протестов - это неблагоприятный фон, - отмечается в исследовании. - В перспективе усиливающаяся безработица способна увеличить число протестов, в том числе стихийных.

"Известия"

 

 

 



26.02.2015











spbpolack.ru – Свободный профсоюз - Полоцк.



Белорусский конгрес демократических профсоюзов -  www.bkdp.org




Представляем вашему вниманию статьи, отображающие мнения конкретных людей - это профсоюзные активисты, политики и просто не равнодушные...

Все статьи »



Свободный профсоюз металлистов (СПМ)объединение работников отраслей народного хозяйства
связанных с металлом.



Главная  |  О профсоюзе  |  Газета «Рабочее слово»  |   Фотоархив  |  Контакты

При перепечатке материалов, активная ссылка на сайт обязательна.
Copyright © 2006-2019


Контакты
Республика Беларусь
г.Минск, ул.Якубова, 80-80
Наши телефоны: +375 (29) 6238204, +375 (29) 3405570
CMS Status-X