«Начальник, живущий не по средствам, называется непосредственным начальником.
А начальник, живущий по средствам – посредственным»

Народная мудрость

 

В последний год-два в белорусских СМИ вышла на поверхность тема «ржавчины», как окрестил это явление сам Александр Лукашенко. Разъяренный президент регулярно устраивает демонстративные выволочки для руководителей всех уровней и повторяет для них антикоррупционную мантру: «лучше быть нищим, но на свободе, чем богатым за решеткой». Естественно, те соглашаются и виновато кивают головами, их взгляд выражает полное смирение, но коррупционных дел в стране от этого меньше не становится.

И это несмотря на то, что 2015 году власти ужесточили законодательство и даже пошли на беспрецедентный шаг – незаметно демонтировали миф о том, что, дескать, коррупция в Беларуси побеждена, а чиновники якобы взяток и вовсе не берут. Вспомните, ведь долгое время в СМИ о коррупции практически не говорили. Власти ее стеснялись, не хотели «портить имидж», а вместо реальных коррупционных новостей в СМИ говорили лишь о каких-то врачах да преподавателях, что брали на работе шоколадные конфеты и цветы.

Замалчивание существования массовой коррупции во власти было. И это не удивительно, ведь в декабре 1993 года Александр Лукашенко, являвшийся тогда председателем антикоррупционной парламентской комиссии, зачитал специальный доклад, в котором обвинил спикера Верховного Совета Станислава Шушкевича в известной краже у государства ящика гвоздей! Этот смешной, по нынешним меркам, факт стал поводом к смещению Шушкевича и одновременно причиной роста популярности Лукашенко. Критикуя коррупцию, нынешний президент обещал ее побороть.

  • «Преступность и коррупция порождаются самим государством, которое не способно регулировать общественные отношения и отвечать за состояние дел. Главным направлением борьбы с преступностью станет наведение жесткого порядка прежде всего в самой государственной машине.
  • Коррупция – это угроза и политической, и экономической безопасности государства. Это полное разложение государственного аппарата и абсолютная потеря управления государственным сектором экономики.

Это выдержки из предвыборной программы «Отвести государство и народ от пропасти» кандидата в президенты Беларуси А. Лукашенко в 1994 году.

Гласная борьба с коррупцией шла все 90-е, а затем, видимо, ушла куда-то в кулуары. И вот сейчас снова всплыла на поверхность, так как, видимо, ситуация в системе действительно выходит из-под контроля.

С тех пор как убрали это негласное распоряжение, новости о задержании коррупционеров уже мало кого удивляют. Нарушения со стороны руководителей стали рядовым явлением, а борьба с ними приобрела перманентный характер, частью общественной жизни.

КГБ, МВД, Госконтроль, прокуратура и другие компетентные органы усердствуют в выявлении преступлений и стабильно выдают по 3-4 коррупционных новости в день, при этом их количество как будто не уменьшается. Однако растет и качество задержанных. Теперь это уже не физруки и доктора с липовыми больничными, а почти сплошь «уважаемые люди»: офицеры армии и МВД, крупные чиновники и госслужащие.

Когда завеса мифа о неподкупности чиновников опустилась, открылась совсем неприглядная картина: люди, казалось бы, всем обеспеченные, с большими погонами и в высоких кабинетах направо и налево вымогают деньги, продукты, сигареты, даже какие-то церковные свечи.

«Монашки на коленях просят — у нас денег нет на взятки», – сказал белорусский лидер и процитировал ответ жадных чиновников из Дворца спорта: «Свечами давай».

После такого описания сразу вспоминается «голубой воришка» из 12 стульев Ильфа и Петрова:

Завхоз 2-го дома Старсобеса был застенчивый ворюга. Все существо его протестовало против краж, но не красть он не мог. Он крал, и ему было стыдно. Крал он постоянно, постоянно стыдился, и поэтому его хорошо бритые щечки всегда горели румянцем смущения, стыдливости, застенчивости и конфуза. Свет не видывал еще такого голубого воришки, как Александр Яковлевич.(C)

Вот и этот безымянный директор (имена мелких казнокрадов в РБ даже не называются, т.е они недостойны даже упоминания) вымогал свечи не потому, что ему чего-то для жизни не хватало. У него уже все было. Просто болезнь «дай» в его душе достигла той последней стадии, когда берут уже не потому, что чего-то хочется, а по привычке, потому что все берут, потому что система такая. На этой стадии уже и не важно, чем брать: деньгами, борзыми щенками или свечами. Потому его случай, в контексте общей местной практики, абсолютно показательный.

Здесь ведь главное, чтобы все твое окружение, чтобы руководство знало, что ты свой, что ты человек системы. Именно поэтому я абсолютно доверяю президенту в той части, где он говорит: «Я не верю, что министр об этом не знал». Кстати, после того случая Лукашенко сменил и министра спорта.

Или вот шокирующее подробностями дело бывшего мэра Бобруйска Андрея Коваленко. Его осудили в 2017 году за то, что он получил взятку в размере… Барабанная дробь… – 100 долларов!!!

Напомню, в том же 2017 году в Москве у какого-то обычного полковника МВД в квартире нашли 9 миллиардов рос. рублей наличными! Впрочем, этот факт, безусловно, перевел его в разряд «Настоящий полковник», но наши-то чиновники заставляют за себя краснеть даже в этом.

 

Вот что должно быть в голове у человека, руководящим городом с населением в 220 тыс. человек, чтобы он рискнул всем ради такой суммы? Однако для крупного представителя номенклатуры 100 долларов оказались непреодолимым искушением. Отсюда вопрос: как человек с таким складом ума и моральными принципами смог взобраться по карьерной лестнице и возглавить один из крупнейших городов страны?

Вопрос, возможно, риторический. Удивительно, но что-то еще не слышно о том, чтобы наверху всерьез пытались разобраться в причинах коррупции. Возможно, дадут какую-то реакцию теперь, когда на крупной взятке в 200 тыс. долларов попалась (30 мая ) уже крупная рыба – помощник президента Сергей Ровнейко.

Удивительно, но в мае также из-за коррупции потеряли свои должности министр энергетики Владимир Потупчик и зам. министра Транспорта Александр Шишко. Оба создали «семейный бизнес» и, пользуясь своим служебным положением, помогали ему процветать. Их не посчитали нужным сажать, а просто уволили.

Владимир Потупчик

Александр Шишко

Что в сухом остатке? Почему чиновники воруют?

Воруют они, естественно, только потому, что у них есть такая возможность.

«Если воруют – значит имеют право, а если имеют право – значит они власть». В народе думают примерно так. И люди правы.

На деле сложилась определенная неофеодальная структура. Чиновники на каждом уровне, живущие под огромным давлением сверху, берут себе неформальную компенсацию «за нервы». То есть осуществляют банальное «кормление» с вверенных им территорий. Поэтому в посредниках оказываются сыновья чиновников, которые ведут бизнес через аффилированные структуры. Это абсолютно системная феодальная практика, выработанная годами самой структурой вертикали власти.

Коррупционеры-чиновники берут взятки так, словно живут последние дни. Они воспринимают любое новое назначение как возможность что-то урвать, взять свое «вознаграждение» за лояльность и поддержку курса власти.

Как итог, эти назначенцы на словах безраздельно преданы власти, но при этом воруют. При таких подходах и такой борьбе с коррупцией каждый из них рассчитывает, что, возможно, его пронесет, и чувствует себя на своем месте временщиком, на которого вообще нет никакой управы, кроме окрика хозяина, который со временем остынет да и отошлет провинившегося чиновника «искупать вину» в какой-нибудь дальний колхоз.

Как в известной песне про чиновников:

Когда в стране наступает очередной трындец,
Таких как я вызывает он в свой мрачный дворец,
И, крепко сжав ягодицы, мы слушаем строгую речь,
И ждем напряженно кого покарает сегодня Домоклов меч.

**********

Охваченный диким страхом я весь погряз в грабеже,
Краду я с таким размахом, что даже стыдно уже.
Вот раньше я крал осторожно, а щас обнаглел совсем,
И не заметить уже невозможно моих двух-ходовых схем

В стране объявлена, вроде, борьба с такими как я,
Но я еще на свободе, и здесь же мои друзья.

Где логика я не вижу, над этой загадкой бьюсь,
Ведь я же так всю Россию ****, пока я его боюсь.

 

Сергей Смирнов