Белорусская экономика притормозила. После неприлично высоких темпов экономического роста в январе – феврале 2018г. на 5,6% валовой внутренний продукт в январе – марте 2018г. увеличился на 5,1%. Неприлично высоким такой рост можно назвать потому, что он является анаболическим. Его источники, в основном, не рыночные механизмы, частные инвестиции и раскрепощение производителей товаров и услуг, а ресурсы государства. Они распределяются не по правилам честной открытой конкуренции, а согласно рангу основных национальных лоббистов. Они в нашей стране привычно осваивают деньги налогоплательщиков, не будучи ограниченными строгими канонами рыночных бизнес планов. Если везёт с внешнеэкономической конъюнктурой, экономика растёт, если не везёт – стагнирует. Так получилось, что в I квартале 2018г. Беларусь явно везло с традиционными рынками крупных государственных предприятий. Увеличение экспорта товаров и услуг в январе – феврале 2018г. по сравнению с аналогичным периодом 2017г. на 29,8%, импорта – на 27,2% подтверждает это.

В бочке мёда благоприятной макроэкономической статистики Беларуси за I квартал есть немало ложек дёгтя. Негатив кроется в качестве и темпах роста. Плюс 5,1% ВВП — это очень–очень быстро для экономики страны в её нынешнем состоянии, с её драйверами, рисками и зависимостью от российского рынка. ВВП России в I квартале 2018 года вырос на 1,1%, что в 4,6 раз медленнее, чем Беларуси. Каждый последующий месяц этого года темпы роста ВВП России снижались, а в нашей стране после роста на 4,6% в январе было заметное увеличение скорости роста до 5,6% в январе — феврале с небольшой корректировкой в январе марте, до 5,1% роста.

Российская и белорусская экономики сильно отличаются ещё, как минимум, по двум ключевым индикаторам. В I квартале 2018г. по сравнению с аналогичным периодом 2017г. промышленность России увеличилась только на 1,9%, в то время как белорусская взлетела на 9,4%. Инвестиции в основной капитал в России увеличились на 4,4%, а в Беларуси – на 21,8%.

Санкции США/Запада против России, понятное дело, были введены в апреле 2018г. Поэтому их влияния ещё не видно на основных макроэкономических показателях. С высокой степенью вероятности можно сказать, что отток капитала существенно увеличится. По оценке Высшей школы экономики, вместо прогнозируемых центральным банком РФ $10 млрд. годовой отток из России составит $49 млрд., что негативно скажется на курсе RUR-рубля. В свою очередь, стагнация и рецессия в российской экономике бумерангом ударит по экономике Беларуси. Наше правительство считает, что искусственное стимулирование роста за счёт инвестиций и внутреннего потребления выведет страну на траекторию устойчивого роста. Высоки риски того, что такого рода поддержка может усугубить финансовое состояние предприятий, банков и бюджета. Если отключить «анаболики», т. е. стимулирование инвестиционного и потребительского спроса, то по итогам 2018г. ВВП Беларуси, в лучшем случае, увеличится на 2 – 2,5% ВВП, а с учётом негативного влияния российского фактора в IV квартале может наступить рецессия, особенно если случится обвал на рынке нефти.

Экономическое развитие Беларуси в I квартале 2018г. характеризуется типичным «бери – осваивай – отчитывайся – получай премии». Институциональные и структурные дефекты и болячки было решено «залить» деньгами. Весь белорусский сад, в том числе его сухостой (прибыльные и убыточные предприятия), получил щедрую дозу удобрений. В надежде, что этот сухостой зазеленеет, заколосится и даст богатый урожай.

Вот признаки искусственного стимулирования экономики. Инвестиции в основной капитал увеличились на 21,8%, по сравнению в I кв. 2017г. При этом инвестиции в машины и оборудование выросли на 51,3%. Бурный рост. Вот только уверенности в том, что эти новые машины и оборудование принесут быстрый долгосрочный рост, нет. Есть, в основном, освоение ресурсов. При общем снижении объёма введенных в эксплуатацию м2 жилья (на 3,4%) ввод жилья с господдержкой стремительно вырос, сразу на 29,4%. Даже инвестиции в строительно-монтажные работы выросли в I кв. 2018г. на 10,5%. Государство прогнулось под давлением строительного и девелоперского лобби. Нацбанк стиснул зубы, напрягся и не свалился в пропасть увеличения денежной массы в январе – марте 2018г. Борьба за экономическую грамотность в правительстве наверняка продолжится, потому что желающих получать дешёвые деньги меньше не стало. В январе – марте 2018г. Нацбанк снизил объём денег М1 на 10,1%, денежную базу – на 0,1%, М2 – на 1,2%, М3 – на 2,2%.

Третий признак активного использования государственных анаболиков – бурный рост зарплаты. Номинальная начисленная среднемесячная зарплата в январе – феврале увеличилась на 18,4%, что при стоящем курсе BYN-рубля было воспринято населением, как сигнал «Гуляй, товарищ! Мы в буме». Заметим, что население тратило не заработанные деньги, а опять зря-плату. При росте производительности труда в январе – феврале 2018г. на 5,9% реальная зарплата выросла на 13,4%, а реальные располагаемые денежные доходы – на 7,5%. Новых источников оборотного капитала у львиной доли предприятий не появилось. За январь – февраль 2018г. только средние и большие предприятий потратили на погашение кредитов BYN8,4 млрд. или 25,8% выручки. Рост этого показателя на 32,2% говорит о том, что коммерческие организации значительную часть времени работали на банки. При этом объём чистой прибыли за январь – февраль 2018г. оказался на 31,3% меньше, чем было в аналогичном периоде 2017г.

Вполне вероятно, что I квартал 2018г. станет самым успешным периодом 2018-го года. Беларусь вынуждена будет адаптироваться к внешним шокам, которые придут из России. В контексте хронических молочных, мясных, сахарных, овощных, фруктовых товарных конфликтов Беларусь и Россию ждёт очередное испытание санкциями. Не факт, что поведение правительств будет синхронным и согласованным, что добавляет неопределённости не только в прогноз экономического развития, но также в динамику интеграционных процессов.

Ярослав Романчук